Метод реконструкции смысла

П. К. ВЛАСОВ, А. А. КИСЕЛЕВА

Вопросы когнитивной лингвистики, № 4, 2010

Вербальная реакция субъекта на объект отражает вербальный образ этого объекта. А именно, систему знаний субъекта (морфологию), отношение к объекту (аксиологию) и инструментальное отношение / действие (праксиологию) объекта [Суходольский 1998]. Такая вербальная реакция – это частичное или полное описание объекта. Фактически описание, которое строит человек – антропоцентрично, то есть несет в себе след субъективного отношения человека к объекту.

Обычно, вербальные реакции (тексты) не рассматривают с таких позиций. Например, в лингвистике, текст/смысл текста, в основном, линеен, то есть логически выводим из значения языковых единиц текста. В социологии значением объекта считают наиболее частотные реакции группы респондентов на объект, тоже линейно (только с позиции респондента). Мы же предлагаем рассматривать вербальную реакцию на объект как совокупный продукт культуры человека, включающей его ценности, знания, действия / инструменты. В такой реакции проявляется и замысел субъекта по отношению к объекту. Под замыслом мы понимаем ценностно-когнитивно-действенный паттерн [Власов 2008], продукт отношений субъекта и окружающего мира, совокупность ожиданий, отношений и действий человека по отношению к объекту. Таким образом, вербальная реакция человека на объект – это многогранное проявление всех уровней индивидуальной культуры. Посредством своей вербальной реакции человек интерпретирует объект, он как бы встраивает его в свой субъективный контекст. Человек строит свой индивидуальный дискурс объекта, в котором проявляется его индивидуальная конструкция социального мира. Посредством вербальной реакции человек конструирует социальный мир, включающий и данный объект.

Совершая декомпозицию вербальной реакции субъекта, раскладывая ее на элементы, мы предлагаем последовательно выделить все субъективные элементы, «запечатленные» в вербальной реакции респондента, реконструировать его смысл объекта, и соответственно, реконструировать субъективный замысел, конструкцию субъективного социального мира, с помощью которого человек приписывает значение объекту.

С позиции системного подхода, вербальная реакция – это элемент взаимодействия человека и объекта, а смысл такой вербальной реакции – системный эффект, который складывается одновременно из особенностей объекта и особенностей субъекта [Киселева 2008]. Соответственно, по такой вербальной реакции мы можем реконструировать как субъективную структуру субъекта (ценностно-когнитивно-действенный паттерн), так и структуру объекта (его морфологию, праксиологию и аксиологию). Таким образом, по вербальной реакции мы одновременно можем изучать и сам объект для определенной группы субъектов, и делать выводы о самой группе (ее системе ценностей, отношений, знаний, действий). Предлагаемый метод предназначен для понимания субъективного значения объекта для человека, группы.

Морфология объекта отражается в ключевых словах, аксиология в их значимости (частоте встречаемости) и эмоциональном отношении, а праксиология в динамике, интенциях, действиях по отношению к объекту.

Метод исследования.

В результате исследования необходимо было выяснить мнение об известной и крупной компании. Ставилась и дальнейшая цель – изменить мнение об этой компании, сделать ее образ более привлекательным, стимулировать население сотрудничать с данной компанией.

Эта дальнейшая цель предполагала проектирование социального влияния и последующее социальное конструирование обширной группы лояльных клиентов. А уже эта задача не ограничивается знанием, «что представляет собой объект для определенной группы респондентов», нам нужно было знать, как именно на него влиять, за счет каких конкретно элементов вербального образа объекта мы сможем изменить это мнение. Каковы ключевые интенции, которые могли бы стимулировать сотрудничество с компанией, с чем ассоциируются, прежде всего.

Именно необходимость последующего социального конструирования и стимулировала рассматривать вербальный образ и вербальную реакцию респондентов не линейно, а как совокупный продукт культуры, включающей ценности, интенции, знания, действия человека.

Чтобы стимулировать респондентов производить вербальные реакции по отношению к компании (интерпретировать объект), им задавали открытый вопрос: «Что Вы можете сказать о компании, выскажите свое отношение к ней?». В результате мы получили 5 тысяч разнородных реакций, требующих упорядочивания. Реакции отличались относительно того:

на какие части объекта они были направлены;

какой эмоциональный окрас они имели (позитивный, нейтральный, негативный);

какое значение объекту приписывали;

какую реакцию на объект они выражали: содержательную или формальную.

Если бы мы объединили все разнородные реакции без упорядочивания, то мы не смогли бы получить целостный вербальный образ, поскольку он был бы противоречивым и неинформативным.

Поэтому в начале мы отделили формальные вербальные реакции от содержательных. Под формальными реакциями мы понимаем те, которые не несут информации об объекте, а выражают к нему стереотипное, эмоциональное отношение, служат для «сбрасывания» субъективного напряжения.

Так, мы отделили оценки и пожелания, как эмоциональное проявление фиксированного стереотипа, без выраженной причинно-следственной связи. Поскольку оценки и пожелания не имеют выраженных причинно-следственных связей, то неустойчивы во времени и могут меняться от множества внешних факторов (погода, настроение). Поэтому их нельзя брать в расчет. Пожелания и оценки не поддаются целенаправленной коррекции, так как зависят от внешних причин, а не от внутренних и редко связаны с объективными условиями. Опираться на эту группу респондентов при долгосрочном планировании влияния тоже не имеет смысла. Мы также отделили группу вербальных реакций типа «не знаю», «не могу сказать ничего конкретного», где отсутствует информация. Эта группа также малополезна при анализе, т. к. не эксплицирует содержание.

Затем для реконструкции образа мы классифицировали содержательные вербальные реакции тематически – относительно того, на какую часть объекта они направлены.

Для классификации высказываний относительно объекта мы исходили из следующих соображений. Логично, что субъект формирует свои реакции на основе внешних проявлений объекта, в нашем случае компании. Соответственно, и респонденты строили свой вербальный образ на основе внешних проявлений.

Чтобы провести классификацию, мы применили метод тема-рематического членения предложения [Матезиус 1967]. В каждом высказывании мы выделяли тему (то, о чем говорится в предложении, в нашем случае о каких внешних проявлениях компании) и рему (то, что именно говорится об этом психологическом подлежащем).

Далее, (внутри тематической группы) мы опять-таки пока имеем дело с разнородным и противоречивым массивом высказываний. Однако эта разнородность и противоречивость существует по причине разного эмоционального окраса высказываний. То есть респонденты об одной и той же теме высказали эмоционально противоположные вербальные реакции. Для этого мы рассортировали высказывания внутри тематических групп на высказывания с позитивной и негативной оценками на нейтральные высказывания. Теперь наш массив стал еще более однородным – он упорядочен относительно объекта и эмоционального отношения.

Затем внутри тематических групп мы объединяли в классы высказывания, имеющие семантическую близость рем (однородность по семантической близости тем мы получили раньше, когда выделяли классы относительно психологического подлежащего – внешнего проявления компании). Такие семантически близкие высказывания (по ремам) мы объединили и посчитали их частоту встречаемости. Затем, мы упорядочили все эти высказывания по убыванию их частоты встречаемости. Таким образом, мы определили морфологию и значимость (аксиологию) понятий, которыми респонденты наделяют объект.

Все упорядоченные по частоте высказывания, однородные относительно эмоционального окраса и объекта, можно использовать для синтезирования целостного образа. Причем, благодаря предварительной обработке, образ мы можем получить методом простого сложения этих высказываний и заполнения лакун.

Таким образом, мы получили положительный, негативный и нейтральный вербальные образы (поскольку разделяли высказывания внутри тематической группы на эмоциональные подгруппы).

В результате синтеза высказываний мы построили целостный вербальный образ объекта (отдельно положительный, негативный и нейтральный), в котором понятна морфология – она выражена в ключевых словах (элементах) образа, а аксиология отражена в частоте встречаемости и эмоциональном окрасе элементов образа.

Как мы уже говорили, вербальная реакция отражает и действенный компонент – намерения и интенции группы респондентов. Интенции мы реконструировали с помощью интент-анализа.

Наша логика рассуждений была следующей: интенция – это то, что обусловливает поведение человека, соответственно и образ обусловлен стоящими за ним интенциями. Тогда определить интенцию можно с помощью ответа на вопрос – «какие потребности удовлетворяет группа, имея такой образ объекта, каковы ее ожидания от него, что именно она хочет получить при взаимодействии с этим объектом?»

Положительный образ отражает удовлетворенные ожидания / интенции, а негативный – фрустрированные, неудовлетворенные ожидания / интенции. Они получают отрицательную оценку потому, что являются необходимыми условиями для взаимодействия с этим объектом, и их отсутствие по этой причине приводит к резко негативной реакции группы.

Когда мы восстановили интенции, мы восстановили и праксиологический компонент образа. Теперь образ имеет динамику, интенсивность. Например, преобладание негативного компонента придает образу особую динамику. Поскольку группа находится в состоянии неудовлетворенных интенций, она будет стремится их удовлетворить. Напротив, преобладание позитивного образа говорит об удовлетворенности взаимодействием с объектом и стимулирует группу сохранять свое отношение к объекту в этом же состоянии.

Далее мы можем сопоставить негативный, позитивный и нейтральный образы. Теперь нас интересуют общие ключевые понятия, которые представлены в каждом из них. Некоторые из них присутствуют и в негативном, и в нейтральном, и в положительном образах, а некоторые – частично в каком-то из них.

Понятия, присутствующие во всех образах, являются как бы «сквозными», то есть отражают некую базовую шкалу отношения к объекту. На основе таких понятий мы можем восстановить полную шкалу, если предложим их антонимы.

В результате мы получим шкалы, по которым группа респондентов «измеряет» объект, проявляя к нему то или иное отношение. Эта шкалы и можно брать как базу при проектировании влияния на объект.

Собственно, полученные обобщенные шкалы, реконструированные интенции и синтезированный образ можно считать окончанием процедуры.

Результаты и обсуждения.

Мы провели эмпирическое исследование значения образа социальной группы предпринимателей методом случайной выборки на 5000 респондентов в 1995-1998 гг. и получили 5000 высказываний-суждений о предпринимателях.

В начале мы структурировали эти высказывания тематически (методом тема-рематического членения предложения) относительно того, на какую часть объекта (его внешние проявления) – сфера деятельности, реклама, благотворительность. Как мы и предполагали, некоторые высказывания не были содержательными, а были формальными: оценочные суждения, пожелания, отсутствие информации (неспособность высказать суждение, отказ от суждения).

Таким образом, мы получили 7 групп, имеющих различную представленность (то есть количество высказываний в каждом классе). В нашем содержательном анализе формальные группы малополезны.

Затем мы внутри тематических групп выделили подгруппы позитивных, негативных и отрицательных реакций, объединили семантически близкие высказывания и определили их частоту встречаемости.

Затем мы реконструировали положительный образ социальной группы предпринимателей: нерасточителъный и рациональный хозяин, который умеет правильно распорядиться деньгами, делает вклады в базовые отрасли промышленности – производство, добычу. Работает хорошо, с размахом.

В общем, это стереотип славянского купца и фабриканта, доброго человека, который, с одной стороны, умеет работать, с другой, – думает о людях.

Затем мы реконструировали отрицательный образ: занимаются простым и непрестижным делом, типа перепродажи (коммерческая деятельность) отмывания денег (финансовая деятельность). Поскольку она проста и нерациональна, у нее нет размаха, и если есть успех, то только за счет обмана, жульничества, шарлатанства, обдуривания остальных. Такая компания не может присоединять окружающих. Поэтому она недоступна, замкнута, обособлена, не включена в то, что происходит, не является частью общности, чужеродна. Поскольку проста, без размаха, у нее ограничен финансовый ресурс. Т. е. она ненадежна, недолговременна и все равно разорится. Такая компания не может ничего сделать для окружающих. Если делает, то в целях саморекламы, чтобы лучше обмануть и скрыть свои интересы.

Понятия, включенные в позитивный и негативный образы, являются полюсами шкал.

Бесцельность       Наличие цели

Простота    Сложность

Ориентация на круг      Ориентация на социальную общность

Нестабильность   Стабильность

Отсутствие мощи                             Финансовая мощь

Нечестность                  Честность

Недоступность              Доступность

Отсутствие размаха                Размах

Закрытость                   Открытость

Неискренность              Искренность

Неумение вести дела     Умение вести дела

Недолговечность           Долговечность

 

Выявленные шкалы понятий выражают потребности, которые являются значимыми положительными полюсами шкал и показывают желаемое. Отрицательные показывают реакцию, если потребности не удовлетворяются (фрустрируются). Хотя при этом потребности одни и те же.

При построении структуры потребности будем идти от понятий, описывающих стереотипы.

Базовым мотивом человека является мотив безопасности. Он может проявляться в разных потребностях.

Ключевое понятие «хозяин» говорит о том, что группа чувствует себя в безопасности, когда кто-то о ней заботится и опекает (потребность в защите и опеке). «Хозяин» заменяет здесь советское государство, которое брало на себя такие функции.

  1. Деятельность хозяина наделяется определениями: рациональность (деятельность имеет цель и продукт), размах (деятельность имеет широкий охват), мощность (обладает финансовой силой), долгосрочность (вкладывает в базовые отрасли промышленности). Эти четыре понятия объединяются надежностью деятельности. Деятельность хозяина должна быть достаточно надежной, чтобы он мог защитить.
  2. Надежность имеет не только объективно деятельностную, но и социальную интерпретацию. Так, например, долгосрочным считается не только тот бизнес, который связан с базовыми направлениями, а и тот, продукт которого имеет социальную ориентацию, т. е. сделан не только для собственной выгоды, а для интересов всей общественности. Эта своеобразная интерпретация доброты возведена в ранг этнической философии и находится в коллективном бессознательном.

Социальная ориентация в бизнесе также означает включенность в общность, не обособленность, а, значит, дополнительные возможности и способность развиваться. Это также говорит о том, что бизнес – дело долгосрочное.

Социальная ориентация компании важнее, чем его объективно деятельностные характеристики, поскольку, во-первых, социальная ориентация – это внешнее проявление компании (например, благотворительность, вложение в образование), и показатель ее успешности вообще. Во-вторых, поскольку социальная ориентация – это проявление этнической философии, то при формировании отношений она будет играть решающую роль (ее ранг в структуре знаний человека самый высокий).

Понятие доступности и открытости выражает также стремление человека ориентироваться. Если фирма открыта и доступна, то мне легче понимать, чем она занимается, для чего она это делает, каким будет результат.

Таким образом, последовательное упорядочивание и классификация вербальных реакций, позволяет реконструировать вербальный образ и смысл объекта для субъекта.